Архив / 5-й номер Журнала «Современный дом » за Июнь, 2016 / Цветники в исторических парках Петергофа: от барочной Франции к викторианской Англии - Журнал "Современный Дом"
Наверх
Вы здесь: Главная / Архив / Журнал «Современный дом » Июнь, 2016 / Цветники в исторических парках Петергофа: от барочной Франции к викторианской Англии

Цветники в исторических парках Петергофа: от барочной Франции к викторианской Англии

Дата публикации: 15.06.2016
779

Открытые пространства играют значительную роль в ансамбле любого парка, образуя композиционные акценты в его общем восприятии. Они могут представлять собой исключительно травяные партеры или цветочные собрания со сложным геометрическим рисунком с участием дерновых газонов и инертных материалов. Подобные партеры являлись неотъемлемыми элементами парков эпохи барокко XVII?–?XVIII вв. и носили характер парадности, отраженной как в форме композиции, так и в ее содержании.

Узорчатые, разрезные, орнаментальные партеры, бродери и цве­точные ковры — все эти названия отражали единый образ особенно привлекательного участка сада, на­ходящегося, как правило, рядом с архитектурной доминантой и подчеркивающего ее значение.

В известном специалистам издании 1709 г. «Теория и практика садов» Жан-Батист Леблон, архитектор, участвовавший в создании первого плана Петергофа, писал: «Партеры примыкают непосредственно к дворцу и мыслятся вместе с террасами как непосредственные продолжения пространства для светского общества дворца. Все пространство партеров, которое должно быть по крайней мере не меньше протяженности дворца, может быть разделено на отдельные поля, то есть на отдельные партеры, которые располагаются симметрично к осям и зачастую орнаментированы богаче вблизи дворца».

Принципы коврового цветовод­ства, часто используемые в композициях регулярных парков, были известны еще со времен французского короля Генриха IV и изложены в книге его придворного садовника Клода Молле. В частности, характерным приемом являются цветники с мозаичными клумбами, содержащими один или несколько видов культур. Ковровые цветники выдерживались в одной высоте (до 10 см), моно- или полихромной гамме с контрастным эффектом и высокой плотностью посадки. Однако наибольшую по­пулярность во времена триумфа французских королей приобрели партеры-вышивки (бродери), которые создавались путем выкладывания на поверхности узора из сыпучих материалов. Очень часто рисунок цветников окаймлялся стриженым самшитом для придания композиции большей четкости и объемности.

В композицию партеров включались различные узоры: орнаментальные листья, «вороньи клювы», полоски, усики, волюты, узлы, зерна, рожки, трилистники, переплетения, завитки, ленты и раковины. Иногда встречались изображения конкретных цветов, например, розы, гвоздики, тюльпаны.

Обширные партерные цветники у подножия верхней террасы, на которой расположен Большой Петергоф­ский дворец, типичный пример подражания французской роскоши.

Узор их дорожек напоминает паркеты в залах дворца. Он выполнен из красной кирпичной и белой мраморной крошки. Рабатка, обрамляющая части партера, ежегодно весной заполнялась разноцветьем тюльпанов и виолы, а летом представляла собой яркую ленту однолетних цветов в сочетании с фигурно выстриженными растениями в кадках.

Для каждого цветника выделялся свой период расцвета, когда он привлекал внимание не только композицией, цветочным убранством, но и работой садовников. Сложности в эксплуатации партерных цветников отмечали все современники.

Отчасти поэтому, а также в связи со сменой увлечений знатных вельмож другим стилем в садоводстве, партерные цветники уступили место совершенно иным приемам организации ландшафта.

XIX век, как известно, славился великолепными садами пейзажного стиля, часть из которых сохранились или были восстановлены во многих странах Европы. Лучшие их образцы находятся в Великобритании. Осо­бенно впечатляли успехи англичан в выведении и продвижении в культуру новых сортов различных видов летних и многолетних цветов. Приверженность тем или иным новинкам моментально распространялась по странам и континентам, в связи с чем садовая мода менялась довольно часто. Иногда она возвращалась к временно забытым стилям или отдельным элементам, но со свежим «наполне­нием» их растениями новейшего времени. Так, в середине XIX века вернулась ностальгия по «старой, доброй викторианской Англии», когда чрезмерность и избыток главенствовали над разумом и порядком. Подобный возврат к истории выразился в совершенствовании пейзажных эффектов при переходе от дома к окружающему пространству. Сад снова стал использоваться как продолжение дома. Из итальянских ренессансных садов были взяты принципы четкой организации пространства вокруг зданий: использование террас, лестниц, балюстрад, с высоты которых можно было бы любоваться видовыми пер­спективами и раскинувшимися у подножия цветниками геометрических форм. Рекомендовалось использовать необычные растения или нетрадиционные способы их посадки. Например, такой тип цветника, как «подушечка для булавок», представлял собой концентрические круги разных по высоте растений. Другой тип — «цветочный театр», в котором показывали модные на то время экзоты, в том числе агавы, драцены, саговники. Постепенно цветники заполнили собой все пространство около дома, вытеснив даже столь любимые англичанами газоны. Важно было продемонстрировать как можно большее видовое и сортовое разнообразие посадок, показать богатство вкуса и знаний владельцев в области ботаники и цветоводства. Пик развития садов в викторианском стиле пришелся на 1870?е годы, когда колористическое и видовое разнообразие растений достигло своего апогея.

Безусловно, успехи садоводов Европы не могли обойти стороной и Россию, где в императорских поместьях XIX века работало много иностранных специалистов. Большое количество растений заказывали и выписывали из-за границы для вновь строящихся петергофских летних резиденций. В архивных делах 1830–40?х гг. на­ходятся заказы садовника Эрлера на левкои трех сортов, гортензии двух видов, «туберозов махровых» (тубероза клубневидная Polyanthustuberosa), георгинов 150 сортов, рододендронов 9 сортов, азалий 12 сортов, роз сентифольных 247 (!) сортов, виолы трехколерной 36 сортов и т.?д. Это огромное даже по нынешним меркам количество растений предназначалось в первую очередь для дворца «Коттедж» в Александрии, а также для новых островов в Колонистском парке — Ольгина и Царицына. Если цветники, разбитые в первые годы у «Коттеджа», носили более чем скромный характер (их число и разнообразие возросло лишь к 1850?м), то цветочный сад на Ца­рицыном острове изначально предполагал затмить своей изысканностью и нарядностью все существовавшее до этого в Петергофе. Архитектору Андрею Штакеншнейдеру удалось привнести на холодное побережье Балтийского моря ощущения и ароматы Средиземноморья не только благодаря архитектуре помпейского стиля, но и обилию цветов в «жестких» партерах северного и южного садиков. Фотографии конца XIX века показывают хорошо читаемый узор цветников с характерным для викторианских садов чередованием растений по вы­соте. Пять модулей в северном садике (названном «Собственный садик Александры Федоровны») и один модуль в южном имеют одинаковую форму квадрата размером 15×15 м, разделенного на четыре сегмента узкими дорожками. В центре каждого находятся античные капители на постаментах, выполняющие роль декоративных подставок для оранжерейных растений в горшках. По периметру северного садика проходит рабатка из роз исторических сортов. Вся композиция прекрасно читается с верхней видовой площадки, расположенной на башне Царицына павильона, а также из кабинета Николая I. Внизу же, проходя по дорожкам, создается ощущение, что вы идете по цветочному ковру с бесконечным разнообразием расцветок узора. Фоном для модулей садика выступают группы декоративных красиво цветущих кустарников сирени, чубушника, бузины, спиреи, зеленой кулисой отделяющие садик от окружающего водного простран­ства. Исторический ассортимент посадок в цветниках представлен геранью, гелиотропом, вербеной, агератумом, флоксом Друммонди, львиным зевом, петунией.

Композиция Ольгина острова намного скромнее и представляет собой пейзажную планировку дорожек, газонов и клумб. Цветочное оформление содержит большую коллекцию многолетних растений, размещенных в клумбах по высоте и времени цветения. Характерные для второй половины XIX века клумбы в виде торта наполнены цветущими георгинами, лилиями, флоксами, рудбекиями, гелихризумом и подбиты летниками из исторического списка: мезембриантемумом, силеной (смолевкой), брахикомой, лобелией, эризимумом. На острове нет большого количества архитектурных форм, кроме пары мраморных скамей. Он предназначался для спокойных прогулок по периметру и любования гладью пруда.

В уютном и столь любимом императрицей Александрой Федоровной садике у дворца «Коттедж» также прослеживаются черты викторианского пейзажа, но в меньшем масштабе. В первые годы создания сад имел скромное цветочное убранство в виде нескольких клумб с западной стороны дворца. По мере развития планировки увеличивалось количество цветников. Все они имели преимущественно геометрические формы и содержали разные по высоте и времени цветения культуры. Сейчас большинство цветников воссоздано по акварелям и аналогам, и сад у «Коттеджа» выглядит так же, как и в XIX веке. Особый интерес вызывает предполагаемый к восстановлению партерный цветник с северной стороны дворца, у мраморной террасы. После пристройки к дворцу столовой в 1840?х гг. (архитектор Андрей Штакеншнейдер) изменилась планировка вокруг здания, и на образовавшемся пространстве с северного фасада были разбиты окруженные дорожками цветочные партеры, похожие на «царицыноостровские». В небольших по размерам прямоугольной формы модулях высаживались разнообразные по высоте цветы из исторического списка: левкои, пеларгонии, вербена, примулы, петунии. На цветник можно было любоваться сверху, с балкона второго этажа или с мраморной террасы с изящным фонтаном. Последняя была заполнена экзотическими кадочными растениями и представляла собой миниатюрный садик для уединения, наполненный благоухающим ароматом цветов. Это было одно из любимых мест отдыха императрицы.

Строительство «Фермы» в Александрии было навеяно сентиментальными образами сельских построек в Павловске, где Николай I и его супруга Александра Федоровна любили проводить время в первые годы совместной жизни. С 1853 г. начались многочисленные перестройки здания с целью превращения его в велико­княжескую резиденцию наследника престола, будущего императора Александра II. В результате формирования нового дворцового комплекса с садом территория вокруг бывшей «Фермы» значительно преобразилась: появились разнообразные садовые элементы (беседки, перголы, гроты, бассейны, фонтаны), скульптура, садовая мебель и множество цветников. Особенно плодотворно работы велись в 1860?х гг., когда перед восточным фасадом дворца возник сад викторианского типа с традиционной верандой. Веранда, обращенная в сад, переходила в перголу, которая, в свою очередь, ограничивала пространство с находящимся внутри него мраморным бассейном и фонтаном «Ночь». Края бассейна были обложены туфом, в промежутках которого высаживались ирисы, лилии, папоротники и выставлялись горшечные растения из оранжерей. По верху перголы стояли вазы с агавами и драценами. Сама пергола была увита хмелем и душистым горошком. Непосред­ственно перед фасадом дворца располагалось несколько клумб и рабаток с интересным, своеобразным узором, похожим на арабески и завитки эпохи барокко. Однако ковровых цветочных культур здесь высаживалось мало. На фотографиях 1860–80?х гг. можно разглядеть растения львиного зева, мальвы, левкоев, гераней. На фоне газона располагался геральдический узор в форме лилии, высаженный бегонией, алиссумом или агератумом. Такой необычный прием был также характерен для викторианских садов. Весной в цветниках цвели тюльпаны, нарциссы, гиацинты, виолы, примулы. Летом веранда и пергола утопали в зелени декоративных горшечных и кадочных растений, ампельных формах и непрерывно цветущих многолетниках. По описям 1870 г., «при дворце бывшей Фермы на даче Александрии» находилось 4?500 разнообразных сезонных растений, что превышало количество высаженных культур в Нижнем парке Петергофа.

Двадцатое столетие внесло разнообразные коррективы и изменения в науку о цветах и растениях — ботанику, цветоводство, дендрологию. Появились новые технологии выращивания, выведены новые сорта и разновидности цветов, декоративных деревьев и кустарников. Многие из них с успехом заменяют исторические культуры, утраченные в процессе эволюции парков. Создание разнообразных декоративных эф­фектов предполагает ежегодную смену состава цветников и цветовой гаммы культур. Плотность высаживаемых растений должна быть оп­тимальной для их развития, но со­ответствующей для каждого типа цветника. В ковровых цветниках растения высаживаются с плотностью 60–100 шт/м2. Для посадок в викто­рианских цветниках оптимальная плотность 50–70 шт/м2.

Сегодня, в период возрождения интереса к садово-парковому искусству, цветочное оформление исторического парка играет одну из главных ролей в ландшафтном сценарии. Поэтому важнейшей задачей садовников является использование рассады высокого качества, соответствующей необхо­димым требованиям и стандартам, и обязательно исторического ассортимента. От того, какими будут цветники, во многом зависит восприятие всего исторического парка в целом. 

Ольга Волкова, главный специалист по ландшафтной архитектуре ГМЗ «Петергоф»

Фото предоставлены ГМЗ «Петергоф»
 

 
Все права защищены. 
© 1998-2024 ООО "Группа компаний Пробизнес маркетинг"
Использование материалов допускается только с письменного согласия OOO "Группа компаний Пробизнес маркетинг" и при обязательном соблюдении следующих УСЛОВИЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Подписаться на рассылку

 

Партнеры