ШТУЧНАЯ РАБОТА. Семейный дом архитектора Скуратова
Наверх
Вы здесь: Главная / Статьи / Дом архитектора / ШТУЧНАЯ РАБОТА. Семейный дом архитектора Сергея Скуратова

ШТУЧНАЯ РАБОТА. Семейный дом архитектора Сергея Скуратова

Дата публикации: 31.12.2022
745
   Я дом построил из стихов!.. 
   В нем окна чистого стекла, –
   там ходят тени облаков, 
   что буря в небе размела.
              Николай Асеев, Дом, 1955
 
 
На XXX Международном архитектурном фестивале «Зодчество», состоявшемся в конце сентября 2022 года, в конкурсе «Архитектурные произведения 2020-2022» Серебряный знак в номинации «Малоэтажные здания» раздела «Постройки» получил частный дом в г. Троицке (Новая Москва) от бюро «Сергей Скуратов Architects». Запоминающийся крепкий облик здания претендует на роль творческого манифеста архитектора Сергея Скуратова, ведь этот дом он построил для своей семьи.
 
Собственный дом архитектора – казалось бы, не совсем удобная тема для открытого обсуждения. В отличие от других зданий, это зодчий строит лично для себя. Хотя основным «заказчиком» здесь может оказаться вовсе не сам архитектор – дом обычно проектируется как семейное гнездо. Однако немаловажно, что публикация такого объекта – ещё одна возможность предъявить ценителям архитектуры свою творческую позицию.
 
Интересный вопрос: часто ли «дом архитектора» становится утверждением творческого кредо? Положительный ответ содержится по крайне мере в ранней «органической архитектуре» Дома со студией Фрэнка Ллойда Райта (Оук-Парк, Иллинойс, 1889) или в функционально модернистском Доме-мастерской Алвара Аалто в Хельсинки (1936). Что нового можно сказать о нашем современнике, известном московском архитекторе Сергее Скуратове в отношении его семейного дома, не так давно построенного в старом поселке Новой Москвы? 
 
Творчество Сергея Скуратова изменчиво на протяжении его деятельности – начиная с контекстуальных работ первой половины 1990-х и заканчивая нео-исторической и нео-модернистской застройкой 2020-х. В этом творческом процессе особый интерес представляют так называемые моно-материальные объекты (здания, внешне решённые в едином материале – камне, кирпиче). Значительную часть реализованных объектов бюро «Сергей Скуратов architects» составляют жилые постройки с облицовкой из «штучного» кирпича, дополненные чёрным или цветным (как в недавнем объекте «Медный») металлом. Похоже, именно этот брутальный нео-историзм удостоился воплощения в проекте жилого дома для большого семейства архитектора Скуратова.
 
Торцевой фасад кирпичного архетипа с входной зоной и навесом автостоянки из чёрного металла. Вид с севера
 
Парадный вход. Площадка перед ним защищена от осадков прозрачной кровлей
 
Дом-усадьба 
Расположение в старом писательском посёлке на окраине города Троицк в Новой Москве – одна из важных особенностей дома Сергея Скуратова. Неслучайно мы взяли для эпиграфа строки из стихотворения Николая Асеева. Это поэтичная зелёная среда скорее дачной (почти лесной), нежели поселковой застройки. И так же как окружающие дома, обширная усадьба (на 10 человек – семей Скуратова, Золотовой, Мансилья-Круз) тактично спрятана в этом «лесу». 
 
Сергей Скуратов рассказал: "Этот дом строился для всей большой семьи, здесь будут жить три поколения. В первую очередь мне конечно было важно выслушать предпочтения всех остальных членов семьи. Случилось так, что у меня и у Наташи любимый фасадный материал – это кирпич. Мы влюблены в этот материал и попытались сделать фасады дома, его форму максимально отвечающими каким-то своим вкусовым, стилистическим предпочтениям. Часть дома облицована в чёрный металл. Совершенно резонно, что интерьер является продолжением экстерьера, поэтому в его оформление вошёл и металл, и палубы из дерева".
 
К восточному фасаду дома примыкают накрытая навесом зона для барбекю и дворовые террасы
 
 
Участок в 38 соток вытянут с востока на запад южнее жилой улицы, так что сложная конфигурация дома (с учётом подъездного автомобильного и рекреационного дворового навесов) пришлась кстати. Она позволила отгородиться от окружения тактичной одноэтажной пристройкой и решительно обособить кулуарную площадку-поляну собственного двора со стороны домашнего «лесопарка». 
 
Общий вид на дом и участок с запада, со стороны хозяйственной пристройки
 
Одноэтажная пристройка имеет плоскую кровлю. К части южного фасада примыкает спортивно-оздоровительный блок, соединенный чередой вспомогательных помещений, идущих вдоль западной стены, с навесом для машин
 
Основу композиции составляет вытянутый перпендикулярно улице 3-уровневый (с учётом антресоли) архетипический дом с двухскатной кровлей. Композиционно постройка перекликается с основными типами северного русского жилища – «брус» и «глаголь», хотя на самом деле представляет собой более развитую Т-образную структуру. Примыкающая с западной стороны к дому-архетипу одноэтажная часть имеет плоскую кровлю. Эта пристройка начинается почти от улицы навесом для машин, продолжается на юг чередой вспомогательных помещений и замыкается перпендикулярно выступающим на запад спортивно-оздоровительным блоком. В противовес ему с восточной стороны основного объёма столь же перпендикулярно выступает навес над барбекю, организуя дворовую площадку-поляну. Сюда помещения дома выходят всеми архитектурными компонентами: лоджиями, нишами французских балконов, витражами, надземными и наземными террасами… 
 
Вид сверху на дом и участок
 
Если говорить о благоустройстве – создание придомовых полуоткрытых пространств с разноуровневыми террасами дополняется «капитальными» парковыми дорожками. Своей не вполне пейзажной, модернистской геометрией эти прогулочные маршруты словно бы стараются примирить, соединить геометрическую материальность дома с зыбкой, живой природной средой. И это сдержанно-проникновенное ландшафтное решение обусловлено романтическим шармом в общем-то строгого, рационального жилища.
 
Проникновенность и проникновение
Если бы не суровый колорит красного кирпича в сочетании с чёрным металлом, можно было бы смелее сравнивать усадьбу Сергея Скуратова с домом Алвара Аалто, сочетающего в отделке белёный кирпич и деревянную обшивку. Или детальнее сопоставлять его с деревянными домами-усадьбами Русского Севера.
 
Дом и студия Ф.Л. Райта в Иллинойсе (1889)
 
Дом с мастерской А. Аалто в Хельсинки (1936)
 
Изба М.Д. Екимовой из новгородской деревни Рышево (1882)
 
С композиционной и функциональной точки зрения это вполне логично, учитывая архетипические признаки – двухскатной кровли, крытого двора, гостеприимного крыльца... Кстати, второй, экспериментальный дом-комплекс Аалто (остров Мууратсало, 1954) тоже имеет скатные кровли, и активное, художественное использование красного кирпича, хотя предназначен исключительно для отдыха. Между тем исторический романтизм дома Сергея Скуратова отсылает скорее к усадьбам-замкам, усадьбам-фортам. А ещё – известным московским постройкам от «Сергей Скуратов architects».
 
В первую очередь речь идёт об известном жилом комплексе «Арт Хаус» на берегу Яузы, два корпуса которого отличает та же кирпичная монолитность (включая кирпичные кровли) в союзе с чёрным металлом. В отличие от зданий на Яузе, дом-усадьба в писательском посёлке Троицка совсем не эксцентричен, а напротив – совершенно и показательно спокоен. При этом, столь же монолитен, основателен и скульптурно проникновенен – как скала, устоявшая с давних времён в меняющемся земном ландшафте. Облюбованная архитектором, эта глыба так же детально обжита, приспособлена для проживания и столь же технологично дополнена жизненно необходимыми (в том числе, инженерными) компонентами.
 
На двор обращены панорамные окна
 
В результате архитектурных метаморфоз суровая романтика кирпича не только приобрела поэтическую проникновенность. Она перетекла с кирпичной кровли дома по его стенам на периметр отмостки и растеклась мощением автостоянки, керамическими тропами-ручьями среди газонов, кустарников и деревьев. Это ещё один эффектный приём проникновения архитектуры в природную среду – приём, приглашающий природу следовать навстречу. И она отвечает на это приглашение – дощатым освоением террас и эксплуатируемых кровель, заглядыванием в помещения сквозь витражи, вживлением в интерьеры настилов, зимних садов; текстурным превращением керамических полов, натурально деревянным, «столярным» оформлением внутренних пространств.
 
Дом-секретер 
В целом внутреннее устройство дома производит впечатление жилого секретера, обусловленное сочетанием жилой и деловой функций. Эта ассоциация усиливается повсеместным использованием деревянной отделки стен и потолков, функциональной (в тон) мебели, дополненной чисто-белой штукатуркой. Такой контраст с внешней кирпичной суровостью производит эффект внезапного приобщения к доверительно-гостеприимной архитектуре. При этом череда анфилад интерьера выстроена в соответствии с классической логикой «обставленного» посещения.
 
За парадным входом из-под навеса автостоянки-гаража следует прихожая, к которой слева примыкает гардеробная с первым секретом – «санпропускником» в библиотеку. Прямо из прихожей – короткий путь мимо кухни и подсобки к главному коммуникационному узлу. Это поперечный проход, из которого можно «вернуться» налево, в столовую или свернуть направо в коридорчик к апартаменту для гостей, а также оздоровительному блоку с сауной и 10-метровым бассейном. Сюда можно попасть также через гостиную с камином – эпицентр интерьеров, связывающий единым пространством «переднюю» и «заднюю» части дома на все три уровня (своеобразные русские «сени»). 
 
Гостиная – не просто коммуникационное ядро, но также символичный центр взаимного проникновения внутреннего и внешнего пространств дома-усадьбы. Здесь даже есть внутренний балкон, выйти на который можно из одной из спален
 
Из гостиной через кухню-столовую можно пройти в библиотеку или выйти на дворовую террасу
 
Обширное парадное пространство первого этажа сделано единым, тем не менее, чтобы разделить зоны кухни-столовой и гостиной, архитекторы сделали полы в этих помещениях на разных уровнях
 
Деревянный потолок над зоной столовой добавляет уюта
 
Дотошному читателю помогут разобраться в продуманном функционировании и планировочно-пространственных секретах дома подробные планы и разрезы, а мы бы с удовольствием провели время в гостиной-каминной. Ибо здесь во всей полноте раскрывается масштаб архитектурного замысла. Пространство каминного зала открывается во внешний двор, оно поднимается во второй этаж и на антресоли пяти спален, а также «спрятанной» здесь же творческой мастерской, тайно выходящей на просторную террасу – кровлю рекреационного навеса. 
 
Проход слева от камина открывает путь в оздоровительный блок, а лестница на второй этаж ведет не только в приватные помещения, но и «спрятанную» здесь же просторную творческую мастерскую
 
Таким образом, гостиная – не просто коммуникационное ядро, но также символичный центр взаимного проникновения внутреннего и внешнего пространств дома-усадьбы. Это место встречи с лучами утреннего солнца, восходящего среди тех самых «облаков, что буря в небе размела». И проводы невидимого дыма, уходящего из каминного очага уже в вечернее или ночное, звёздное небо. Периодичности внешнего освещения вторит неявная внутренняя подсветка, продуманная составляющая домашнего уюта. Этнографическая поленница дров в интерьере – ещё один символ поэтичных участливых проникновений – внутреннего и внешнего, природного и рукотворного.
 
"Искусственный свет – очень важная вещь. Во-первых, важна его тональность – тёплая и холодная. Во-вторых, важно понять общую композицию, назначение света. Функциональная подсветка в доме сделана максимально нейтральной, ненавязчивой, а разнообразие светильников – в том числе, чёрных и белых – отвечает цветовому решению интерьеров", - поясняет Сергей Скуратов. Видеорассказ архитектора о построении света в его доме можно посмотреть здесь.
 
«Секретная» мастерская имеет два уровня, на верхнем располагается библиотека
 
Что касается «секретной» мастерской – это вполне логичный феномен в доме архитектора-перфекциониста. Ибо почти непрерывное архитектурное творчество и есть сокровенный смысл жизни зодчего, как и жизнедеятельность любого человека творческой профессии.
 
Противореча интригующему названию, «секретную» мастерскую от холла второго этажа отделяет прозрачная перегородка
 
Холл второго этажа отделен от лоджии панорамным окном, через которое открывается вид на лесной участок
 
Над лоджией устроен стеклянный навес
 
Послесловие
Ещё раз отметим, что, будучи уникальным, современным и стильным, дом архитектора Скуратова интерпретирует модель традиционного дома-усадьбы. Это достойное продолжение артистичного ряда псевдоисторических домов-мастерских известных русских художников: Василия Поленова (Поленово, 1892), Виктора Васнецова (Москва, 1894), Ильи Репина (Репино, 1899) – построек, ценных не только собраниями картин, но также уникальными архитектурно-художественными решениями. Конечно этот ряд дополняют авангардный городской дом-мастерская Константина Мельникова (Москва, 1929), модернистский дом Вальтера Гропиуса (Массачусетс, 1938), стеклянный дом Филипа Джонсона (Коннектикут, 1949)… Что касается необычной модификации традиционного архетипа с двухскатной кровлей, яркий зарубежный пример – метаморфозы калифорнийского бунгало Фрэнка Гери (1979). Сегодня архитектурную галерею авторских домов-мастерских точно так же пополняют наши коллеги-современники.
 
Семейный дом Сергея Скуратова является не только квинтэссенцией наработанных автором ранее, в целом ряде объектов, концептуальных, архитектурно-художественных приёмов и средств. Здесь также нашли применение проверенные новые подходы, материалы и технологии, такие как интеграция «кровельного» кирпича в фибропанель, электрический подогрев контура витражной конструкции, интеллектуальное освещение. То есть, уникальные инженерные технологии наряду с незаурядным архитектурным образом ныне являются изыском, средством демонстрации высокого качества строительства. И в данном случае это существенная компонента престижного авторского жилья.
 
Дом архитектора Сергея Скуратова в Троицке, Новая Москва
Проектировщик: «Сергей Скуратов architects»
Aвторы проекта: С. Скуратов – руководитель творческого коллектива; 
Н. Золотова; А. Шевченко и В. Могунов – главные архитекторы проекта
Проектирование: 2016-2018
Строительство: 2018-2021
 
Технико-экономические показатели
Площадь участка – 0,38 га 
Площадь застройки – 705,5 кв. м
Суммарная площадь наземной части в габаритах наружных стен – 551,3 кв. м
Площадь жилого здания – 648,9 кв. м
Максимальная высота здания – 10,07 м
 
Технологии:
Компания ЦЕНТРСВЕТ – Российское продуманное освещение.
 
Фабрика «Hagemeister» (Германия) – клинкерный кирпич «Gent» для облицовки стен, двухскатной кровли (интеграция кирпича в фибропанель), откосов, отливов окон, уличных потолков и благоустройства.
Внешние стены выполнены из керамических поризованных блоков.
 
Издательство «Современный Дом» благодарит журнал «Архитектурный Вестник» за предоставленную возможность повторной публикации настоящей статьи
 
ТЕКСТ: Константин САВКИН   Фото: Даниил АННЕНКОВ
 

Дом архитектора:

ШТУЧНАЯ РАБОТА. Семейный дом архитектора Сергея Скуратова
Дом-крыша
дом на "острове Пасхи"
Квартира на вырост
В согласии с природой
 
Все права защищены. 
© 1998-2024 ООО "Группа компаний Пробизнес маркетинг"
Использование материалов допускается только с письменного согласия OOO "Группа компаний Пробизнес маркетинг" и при обязательном соблюдении следующих УСЛОВИЙ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

 

Подписаться на рассылку

 

Партнеры